Прием звонков: Ежедневно с 09:00 до 21:00
Доставка: Круглосуточно
Город: Москва и МО
ЦТР > Полезные статьи > Что такое нетрадиционная нефть и как на нее растет спрос во всем мире

Что такое нетрадиционная нефть и как на нее растет спрос во всем мире

Когда закончится нефть? Эксперты, анализирующие тенденции на рынке нефти, не обещают скорой смерти. По мере истощения традиционных запасов нетрадиционная нефть играет все большую роль в удовлетворении мировых энергетических потребностей.

В своем исследовании «Нетрадиционная нефть: технология, экономика, перспективы» ученые Института энергетических исследований Российской академии наук (ИЭИ РАН) обращают внимание на факт, который ускользнул даже от внимания сообщества специалистов в области нефти и газа: к концу второго десятилетия 20 века мир прошел пик добычи традиционной нефти. По оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), добыча жидких углеводородов из традиционных резервуаров достигла пика в 3 405 млн тонн в 2015 году и упала до 3 340 млн тонн всего два года спустя, в 2017 году. При этом ученые ИНЭИ РАН подчеркивают, что в основе этого исторического события лежит не только истощение ресурсного потенциала, но и замедление роста спроса и появление более конкурентоспособных запасов нефти из нетрадиционных источников, рентабельная добыча которых еще не так давно считалась невозможной.

Нетрадиционная нефть в ИНЭИ РАН включает две широкие категории: запасы, которые не могут быть разработаны традиционными методами, поскольку условия, в которых они находятся, не соответствуют критериям (в основном в плотных и низкопроницаемых коллекторах — легкая нефть, LTO), или смеси, добытые из коллекторов, которые значительно отличаются от традиционной нефти по физическим и химическим свойствам (особенно в агрегированном состоянии).

Самым ярким, но далеко не единственным примером LTO является сланцевая нефть США. Наиболее яркими представителями второй группы являются нефтяные пески Канады и сверхтяжелые нефти нефтяного пояса Ориноко в Венесуэле.

В 2018 году на долю нетрадиционной нефти уже приходилось 10% мировой добычи, хотя еще в 2012 году этот показатель составлял всего 2%. Конечно, мировой кризис, вызванный пандемией COVID-19, сопровождающийся резким падением спроса на нефть и, как следствие, падением цен на сырье, несколько замедлил добычу все еще достаточно дорогих нетрадиционных запасов. По оценкам Геологической службы США (USGS) и Международного энергетического агентства, мировые технически извлекаемые запасы нетрадиционной нефти сопоставимы с запасами традиционных месторождений — более 200 миллиардов тонн нефтяного эквивалента. Что еще более важно, более двух третей объема нетрадиционной нефти сосредоточено на двух американских континентах, где обнаружено мало запасов обычной нефти.

За нефтью в сланцах

Нефть, находящаяся в низкопроницаемых коллекторах, является легкой и качественной, по составу и свойствам близка к эталонным сортам Brent и WTI. Ключевыми в разработке сланцевых месторождений США являются всего две технологии, которые продолжают развиваться с течением времени: гидроразрыв пласта и наклонно-направленное бурение. Сегодня эффективность революционного сочетания строительства горизонтальных скважин и многоступенчатого гидроразрыва пласта повышается благодаря цифровым технологиям — использованию компьютерного моделирования и систем управления процессом бурения и гидроразрыва пласта. Однако некоторые эксперты считают, что сланцевая технология достигла предела своего совершенствования.

Цены безубыточности для крупных проектов по добыче сланцевой нефти сегодня составляют 30-40 долларов за баррель, что почти вдвое меньше, чем за время сланцевой революции. Однако, по мнению ученых ИНЭИ РАН, эта тенденция изменилась, и себестоимость продукции снова начала расти. В основном это связано с тем, что легкодоступные высококачественные запасы (по стандартам LTO, конечно) подходят к концу. И нефтяные компании вынуждены переезжать в более сложные районы.

Цена безубыточности — это цена на нефть, при которой проект разработки месторождения имеет положительную чистую приведенную стоимость и внутреннюю норму прибыли на приемлемом для оператора уровне, обычно между 10% и 20%.

Однако эксперты отрасли отмечают, что цены безубыточности — не единственный критерий оценки проектов по добыче сланцевой нефти, которые имеют смысл. К их преимуществам относится короткий жизненный цикл (5-7 лет) с полным сроком окупаемости (как правило, около 75% нефти добывается в первый год разработки). В отличие от этого, на обычных месторождениях в первый год извлекается только 5-6% запасов. Быстро окупаемые проекты более привлекательны для внешних инвесторов, что сделало сланцевую революцию возможной во многом благодаря усилиям небольших компаний и заемным средствам. Это, в сочетании с коротким инвестиционным циклом, делает модель развития LTO более гибкой, что было продемонстрировано не одним кризисом.

Когда цены на нефть падают, объем инвестиций в сланцевые проекты снижается, а вместе с ним и объем бурения. Однако, когда ситуация улучшается, проект быстро выходит на докризисный уровень добычи. еще одной особенностью проектов по добыче LTO является возможность строительства скважин DUC (drilled uncompleted wells). То есть, бурить, но не оснащать. Когда цены растут, в эксплуатацию вводится ДУК, а когда цены падают, действующие скважины истощаются, а новые не вводятся в эксплуатацию. ИНЭИ РАН утверждает, что такие скважины нельзя полностью приравнять к резервным мощностям ОПЕК и Саудовской Аравии, поскольку запасы на Ближнем Востоке могут быть введены в эксплуатацию в течение месяца, тогда как ДУК требуется не менее шести месяцев для запуска. Тем не менее, по оценкам МЭА, в августе 2020 года на месторождениях основных нефтегазодобывающих регионов США насчитывается более 7700 незавершенных скважин, а это значит, что когда цены на черное золото вновь поднимутся после кризиса, США теоретически могут значительно увеличить добычу в кратчайшие сроки, даже без бурения новых скважин.

Однако ОПЕК ожидает, что добыча сланцевой нефти в США вернется на докризисный уровень не ранее 2022 года. Участники виртуального ежегодного саммита Rystad Energy 2020 согласились с этой оценкой. В частности, Лесли Вэй, вице-президент компании Rystad по исследованиям в области разведки и разработки, предположил, что снижение добычи во время кризиса создаст потенциал для увеличения спроса на нефть за пределами линии 2022 года, что вызовет рост цен на уровне около 60 долларов за баррель, при этом у разработчиков сланцевых месторождений США появится возможность достичь исторического максимума в 13,5 млн баррелей в сутки.

США, а затем все остальные

Хотя США сегодня являются бесспорным лидером по добыче LTO в мире, нефть из низкопроницаемых коллекторов доступна и в других частях света, причем в значительных количествах. Например, общие запасы, извлекаемые по технологии LTO в Аргентине, оцениваются более чем в 3,5 миллиарда тонн. Однако на данный момент стране еще предстоит добывать из низкопроницаемых коллекторов более 4 миллионов тонн в год. По данным ИНЭИ РАН, это связано с тем, что средняя равновесная цена добычи LTO в Аргентине как минимум на 50% выше, чем в основных сланцевых формациях США. По мнению экспертов, это связано в основном с более сложной геологией месторождений углеводородов. Продуктивные пласты в крупнейшем бассейне Аргентины, Бакамуэрта, залегают на глубине 3 000 метров, по сравнению с 1 800-2 300 метрами в американских Eagle Ford и Bakken, и характеризуются более высоким пластовым давлением и преобладанием твердых кварцитов, что затрудняет проведение гидравлического разрыва пласта.

По оценкам Международного энергетического агентства, в Китае нет крупных месторождений традиционной нефти, а его технически извлекаемые запасы длинной нефти составляют около 4 миллиардов тонн. Однако крупнейшее на сегодняшний день открытие на Центральных равнинах — это месторождение, извлекаемые запасы которого составляют всего 20-40 миллионов тонн. Кроме того, водохранилища в Китае отличаются от водохранилищ в Северной Америке. Это означает, что технология, обеспечившая сланцевую революцию в США, не может быть напрямую перенесена на китайские предприятия. Вскрытие более плотных китайских пластов требует более высоких давлений водного раствора и больших объемов проппанта, что увеличивает производственные затраты и ставит проекты на грань рентабельности.

Американские технологии также не применимы в России. По оценкам Международного энергетического агентства, технически извлекаемые запасы LTO в России составляют 10 млрд тонн, а крупнейшим источником является Базновский горизонт. Проблемы на Базнове те же, что и в Аргентине, только более сложные: огромные глубины залегания, высокие пластовые температуры и необычно высокие зоны пластового давления. Ожидается, что основные запасы базновской нефти будут сосредоточены в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре. Ожидается, что промышленное производство начнется здесь к 2025 году благодаря развитию российского технологического комплекса по производству LTO, который находится в ведении «Газпромнефть-Технолоджи Партнершип», дочерней компании «Газпром нефти». Однако ученые не исключают существования значительных промышленных запасов базновской нефти в соседнем Ямало-Ненецком автономном округе.

По предварительным оценкам, значительные запасы LTO могут быть сосредоточены в Ливии, ОАЭ, Чаде, Нигерии и Пакистане. Если исследование подтвердит это, то очевидно, что карта мировой добычи нефти будет неоднократно корректироваться.

В следующий раз мы обсудим другой вид нетрадиционных запасов — тяжелую нефть во всех ее проявлениях.